Статьи
Аннотация к персональной выставке 1981 г.
О завершении и незавершенности
Краткая аннотация к
персональной выставке 1992 г.
Два пространства
О жертве
Этика прекрасного
Конкурсный проект для
участия в работе Международных
мастерских Реколле в 2005 г.
  1. Авангард сегодня
  2. Гуманизированное
пространство
Способность просветлять
Движение диагонали
Творческое кредо
Статьи других авторов
Фрагменты статьи О.Костиной
Фрагменты статьи С.Серовой
Комментарий к эскизу памятника русскому философу В.С.Соловьеву
Фрагменты статьи
В.Перфильева
С думой о времени. И.Светлов.
Духовное беспокойство
Mystery of Art. С.Орлов
Мастер. В.Малолетков
Академия художеств представляет…. К.Карпова
Mystery of Art. Л.Евдокимова
 
Вечный путь. 1980. Бронза, гранит, в 80 см.
 
MYSTERY. 1997-1998. Hunnebostran, Швеция.
Гранит, высота 320 см
 
Кентавресса. 1992. Бумага, сепия, 46х30 см
О завершении и незавершенности
 

Художнику всегда было свойственно задумываться о смысле тех отношений, в которые он вступает с другими людьми посредством своих произведений.

Цель творчества - возвысить голос искусства, чтобы раскрыть сердца людей для вещего глагола.

Одна из существенных профессиональных проблем, понимание которых приближает художника к выполнению своей пророческой миссии - завершение и незавершенность художественного произведения. Ее история восходит к античной мысли, впервые разглядевшей в этой проблеме два различных аспекта, в русле которых далее и происходили, в основном, все размышления на эту тему.

По мысли Платона, подлинным совершенством обладает только вечная идея, ее же воплощение всегда остается несовершенным. Аристотель видел в истинном произведении искусства гармонию завершенного и обладающего совершенством космоса. Оба пришли к мысли о необходимости искусства для осуществления идеалов совершенного человеческого общества как единственно подлинного произведения искусства у Платона и элитарного явления у Аристотеля.
Разумеется, время раздвинуло границы и задачи искусства, сохранив его цель: становление личности и общества, - но уже во всей их этической и эстетической универсальности.

Если рассматривать понятие завершенности в его приложении к творчеству, то можно сделать предположение, что в полной мере это понятие применимо лишь к совершенному творческому акту, творящему совершенную, одухотворенную, живую жизнь.

Подлинная культура творит образы совершенной жизни как ее призыв и предвосхищение. Непосредственно художнику дано творить совершенное бытие только в момент творческого акта, как некую форму своей духовной жизни; косвенно - при помощи продукта культуры - своего произведения, которое, воздействуя на жизнь, само обретает полноту существования в творчестве воспринимающего субъекта. Отсюда ясно, что несовершенство, незавершенность произведения искусства вне акта восприятия есть его основополагающее свойство, требующее завершения образа в творческом восприятии зрителя. Именно в этот момент реализуются формирующие потенции искусства.

Возможную степень завершенности работа обретает не как вещь в себе, а только существуя внутри некоторого триединства, в котором условно можно различить творческий акт художника, материализацию этого акта в работе и восприятие произведения как творческий акт.
В некоторых видах творчества эти три уровня бытия искусства осуществляются одновременно. Вероятно, в этом одна из причин сильного воздействия музыки в момент ее исполнения. Как частный случай этого явления можно рассматривать процесс работы художника, когда он одновременно является и творцом, и созерцателем.

В пластических искусствах это триединство, подразумевающее контакт сознаний, может осуществляться также во временной протяженности. Воплощение творческой энергии неоднократного восприятия как бы аккумулируется произведением искусства, усиливая его профетические возможности, его духовную насыщенность. Вспомним "Троицу" Рублева или звучание народной песни. Завершение образа в восприятии можно понимать и как процесс расширения сознания зрителя, включение в эстетический феномен.
Думается, что реализацию работы как произведения искусства в момент ее создания, когда художник выступает в двух ипостасях одновременно: и как творец, и как зритель, - нельзя счесть достаточной, ибо это отсекает дальнейшие возможности и планы жизни искусства.

В известном смысле, существование работы можно рассматривать как процесс ее завершения.

С профессиональной точки зрения, для художника проблема завершенности представляет интерес в более узком своем значении, рассматриваемая на уровне воплощения замысла в материале. По существу, это вопрос художественного такта автора, а не проблема того или иного состояния формы, которое определяется творческой установкой. Но объективно можно обсуждать произведение искусства на предмет той или иной степени его завершенности. Если принять существование различных творческих установок внутри культуры как данно сть, то становится ясно, что какого-либо абсолютного состояния завершенности формы быть не может. Это согласуется с мыслью о незавершенности как принципиально необходимом качестве произведения искусства.

Характер работы конституируется сложным взаимодействием образа, за которым стоит художник, и проявленного понимания пластических возможностей материала.

Тесно связанные, обе эти стороны произведения, тем не менее, всегда находятся в противоречии, явный примат одной из них приводит либо к огрублению образа, либо к антихудожественности натурализма. Качества твердого материала, как его художественные возможности, в определенный момент работы оказываются исчерпаны и становятся преградой для совершенного воплощения идеи. Со своей стороны, идея может только до известной степени найти себе соответствие в арсенале качеств данного материала, оставляя некоторые его свойства неиспользованными. Попытка перейти эти границы отражается негативно на содержании образа. Полное соответствие идеи и материала переводит работу в план прикладного искусства, в его идеальном варианте.

Очевидно, и материал, как таковой, и образ в произведении должны остаться в некоторой незавершенности, что и делает необходимой частью художественного феномена творческую работу воображения зрителя, которая в идеале и должна явиться завершением произведения искусства, понимаемого не только как отчужденный предмет.

На этом уровне существования работы мерилом ее завершенности становятся возможности этического и эстетического чувства зрителя. От степени подготовленности аудитории во многом зависит полноценность жизни искусства.

Степень завершенности произведения искусства можно рассматривать соответственно в трех значениях: как завершенность субъективного творческого акта художника, где может иметь место рассмотрение творческой установки автора; как техническую завершенность материального воплощения замысла и ее изменения, связанные с перипетиями дальнейшей судьбы работы; завершенность образа так, как она проявляется во временном существовании произведения искусства силой его воздействия.

Особенно остро проблема завершенности стоит в эпохи преобладания неканонического искусства.

Ощущение незавершенности позволяет воспринимать творение как часть чего-то большего. Проходя различные стадии в процессе работы, ощущение незавершенности у художника достигает своего апогея: для сознания открываются новые горизонты темы, не вмещающиеся в структуру созданной работы. Здесь приходит завершение труда художника и его этическое оправдание.

Абсолютной завершенности в искусстве быть не может.

Валерий Евдокимов, 1982 г.
Журнал «Волшебная гора», №3, 1995, Москва