Статьи
Аннотация к персональной выставке 1981 г.
О завершении и незавершенности
Краткая аннотация к
персональной выставке 1992 г.
Два пространства
О жертве
Этика прекрасного
Конкурсный проект для
участия в работе Международных
мастерских Реколле в 2005 г.
  1. Авангард сегодня
  2. Гуманизированное
пространство
Способность просветлять
Движение диагонали
Творческое кредо
Статьи других авторов
Фрагменты статьи О.Костиной
Фрагменты статьи С.Серовой
Комментарий к эскизу памятника русскому философу В.С.Соловьеву
Фрагменты статьи
В.Перфильева
С думой о времени. И.Светлов.
Духовное беспокойство
Mystery of Art. С.Орлов
Мастер. В.Малолетков
Академия художеств представляет…. К.Карпова
Mystery of Art. Л.Евдокимова
 
Рождение. 1979. Бронза, гранит, высота 60 см
Дальневосточный Художественный Музей.
Г. Хабаровск
 
Портрет Д.Е. Галковского. 1985.
Бронза, гранит, 1 нат.вел

В поисках самого себя.
Фрагменты статьи В. Перфильева

 

Успех сопутствует тому, у кого, кроме профессионального мастерства и ремесленной выучки, есть пластическая идея.
Собственно ее наличие и позволяет говорить об индивидуальности автора, его способности создавать запоминающиеся произведения. Не узко понимаемая тематическая заданность, а именно пластическая идея, которая может интерпретироваться в фигуративных или абстрактных формах, воплощаться в антропоморфных объектах, проявляться в композициях на тему или тяготеть к символическому обобщению.

Скульптор Валерий Евдокимов относится к числу тех, у кого такая пластическая идея есть. Поэтому пусть не покажется это кощунственным по отношению к автору, но В.Евдокимову не важно на какую тему создавать произведение, будь то «Семья» (1977) или «Концерт С.Рихтера» (1979), «Пейзаж. Ферапонтово» (1979) или «Вознесение», «Мечта» (1985) или «Созерцание» (1988). Ибо основа его творческого метода определяется, по его словам «предчувствием неизбежности свершения. Это предчувствие возникает ... в момент создания работы ...это ощущение очищения, перехода в мир свободного развития формы и таинственно влекущего пространства». И в основе этого, порой на уровне подсознания лежит пластическая идея.

Характерно, что скульптор считает необходимым добавить: «Здесь не имеют значение абсолютные размеры пластики. А сюжет хорош постольку - поскольку помогает совершить приобщение к этому миру. Пространственная качественность бытия становится настоящим содержанием скульптуры или рисунка. Она-то и придает настоящую глубину теме и определяет место художника и в творческой и в духовной иерархии. Ибо глубина образа недостижима без проникновения в освобождающий, целительный мир формы, без ощущения трансцендентности пространства в композиции и ее подробностях. Отсюда связь этического и эстетического».

Расчлененность форм его «Семьи» с плоскостным срезом фигур, словно взрывной волной отбрасываемых от центра и падающих со сдвинутой по горизонтали площадки - подставки - наглядная аллегория разобщенности, символ трагичности распада, обобщенной формулы семьи. Скрытая динамика масс в этой работе, и излюбленное В.Евдокимовым обыгрывание диагонали в композиции, достаточно вспомнить его «Вознесение» (1980), «Душа и тело» (1975), «Памяти Андрея Рублева» (1982), «Метаморфоза» (1987) и другие, с их активной динамикой диагонального построения, прекрасно демонстрируют содержательные признаки пластической идеи скульптора.

Многозначительность названий ряда произведений В.Евдокимова не только дань времени, внутренним духовным поискам автора и эмоционально переживаемым моментам бытия человека, но и попытка соотнести «внутреннее чувство формы и пространства» с поисками «одного и того же, близкого себе состояния образа».

……в лучших работах – «Музыка. Концерт С.Рихтера» например, вычитание массы из пространства не только оправдано, но и несет мощную смысловую нагрузку.

Интересно отметить следующий момент. В композициях, где массы преобладают над пространством – «Свидание» (1982), «Собор» (1979), «Мальчики» (1983), «Мечта» (1985) - В.Евдокимову успешно удается подчинить себе пространство, сделать его «говорящим», упругим. Этому служит и ритмика объемов, сложная уравновешенность масс, и динамичная, на грани допустимого в скульптуре, композиция произведения.

Представляется, что в этом случае срабатывает генотипическая черта традиций русской скульптуры, где примат объема, массы, их архитектоники главенствовали многие десятилетия, культивировались школой и доказывались индивидуальными примерами. Видимо поэтому, произведения, тяготеющие к более традиционной пластике у В.Евдокимова - тут и этюды «ню» и «Созерцание» (1988), «Латона» (1989), «Сон» (1988), «Жанна» (1989) - смотрятся как более законченные, пластически цельные и эмоционально волнующие произведения. В них меньше рационального начала, интеллектуальной заданности. Они непосредственнее по чувству, по ощущению натуры. И пространство, обволакивающее форму, тягучее и упругое, естественно входит в композицию, ощущается ненавязчиво, естественно взаимодействует с массой и объемом.

Символико-аллегорические композиции В.Евдокимова – «Память» (1988,гранит), «Пьета» (1991,шамот), «Вечный путь» (1995,мрамор) - представляют еще одну линию творчества скульптора.

Пластическая стилизация, характерная для него диагональная композиция, определенный декоративизм обобщенных форм, оттененный складками - порезками в одном случае и жестким ритмом геометрических форм в другом - создают емкие и внутренне экспрессивные образы, где потенциальная усложненность сочетания форм находит логическое разрешение в смысловом контексте работ.

Среди портретных работ В.Евдокимова следует выделить сосредоточенно-экстатический портрет «Люба» (1989), где плотность пластической лепки головы оттеняется импрессионистическими мазками одежды, и портрет «Д.Галковского» (1985) с характерным абрисом хорошо пролепленной головы, удачным обрезом бюста и точным психологическим состоянием.

Отдельную страницу творчества В.Евдокимова представляют его рисунки (сангина, сепия). Выходя за рамки подготовительных штудий, подсобного материала скульптора, они становятся самоценными, законченными произведениями. В них он продолжает следовать принципу совмещения фрагментов фигуры в их динамическом сопоставлении, создавая фиксированный во временных фазах визуальный образ красоты женского тела, в его прихотливых изгибах и контурах находя совершенство форм и линий, вечную изменчивость, только в штрихе рисунка способную навсегда застыть на листе бумаги.

1997 г.